12.2 C
Кишинёв

Дело, построенное на предположениях, без серьезной проверки фактов. Американские эксперты ставят под сомнение приговор Илана Шора | VIDEO

Показания ключевого свидетеля, основанные лишь на мнениях и предположениях, а также скорость, с которой велось расследование и отсутствие независимого анализа по отчету Kroll, — всё это показывает, что расследование по делу о банковском мошенничестве, по которому столичный Апелляционный суд приговорил Илана Шора к 15 годам тюрьмы, велось централизованно и по заранее написанному сценарию с целью осудить определенную жертву. Об этом говорят два бывших высокопоставленных сотрудника Министерства юстиции США и ФБР. Они выразили сомнения в обвинениях, выдвинутых против Илана Шора по делу о банковском мошенничестве. По их мнению, в США доказательства, представленные против Шора, не прошли бы юридический порог для предъявления обвинения.

По данным EUreporter.co, Мэттью Хок, бывший спецагент американского ФБР с более чем 26-летним опытом руководства резонансными трансграничными уголовными расследованиями, говорит, что, основываясь на его опыте в расследовании преступлений в Восточной Европе, вполне возможно, что Шор был использован в качестве «подставного лица»: «В частности, дело Шора совпадает с моим опытом работы в бывших советских республиках, где частные бизнесмены и олигархи нередко используют в качестве козлов отпущения других, менее влиятельных олигархов/бизнесменов».

Хок отмечает, что Шор был молодым бизнесменом с меньшим доходом славой и политическим влиянием, который оказался вовлеченным в схему через несколько лет после того, как банк стал практически неплатежеспособным. «Поэтому трудно понять тот факт, что Шор был приговорен к тюремному сроку наравне с другими, более виновными лицами». Хок утверждает: «Поэтому трудно понять тот факт, что Шор был приговорен к столь же длительному тюремному заключению, как и другие, более виновные соучастники».

Он утверждает: «Исходя из моего опыта, нарушения, о которых я рассказал в этом отчете, вызывают серьезные подозрения в том, что расследование велось централизованно и по заранее написанному сценарию с целью осудить определенную жертву».

Хок также подчеркивает рекордную скорость, с которой велось расследование в отношении Шора: «Я сомневаюсь, что такое тщательное расследование, как дело Шора, можно было провести за 20 месяцев. Это было сложное расследование финансовых преступлений, связанных с предполагаемым хищением 1 миллиарда долларов США и направленных против самых влиятельных политиков и бизнесменов в стране».

И Хок, и другой эксперт, Джастин Уэддл, который также изучил дело Шора и который обладает обширным опытом расследования организованной преступности и отмывания денег, выражают серьезную обеспокоенность в связи с показаниями ключевого свидетеля против Шора, Матея Дохотару, а также отчетом Kroll, который лег в основу обвинительного приговора.

Уэддл утверждает, что: «Доказательства» Дохотару не были компетентными и не были подвергнуты очной ставке или перекрестному допросу Шора. Дохотару, по его собственному признанию, был сотрудником Национального банка Молдовы, который не имел личных знаний об операциях Banca de Economii или Banca Sociala». И что «вместо личных знаний Дохотару предлагал свои мнения и предположения, часто основанные на множестве неопределенных слухов».

Бывший агент ФБР Хок также отмечает, что адвокатам Шора было отказано в перекрестном допросе Дохотару. Хок утверждает, что, исходя из его опыта, «это убедительные свидетельства того, что ни отчеты Кролла, ни заявления Дохотару, которые опираются на отчеты Кролла, не были проверены обвинением ни разу». В отношении отчетов Кролла Хок пишет, что ему не удалось найти ни одной ссылки на независимый анализ, проведенный молдавскими властями для проверки выводов Кролла. Вместо этого он пишет, что «ссылки на отчеты Kroll в судебных решениях убедительно свидетельствуют о том, что власти приняли отчеты Kroll за чистую монету».

Имея личный опыт работы с Kroll, Хок пишет: «Я не припомню ни одного случая за всю свою карьеру, когда выводы Kroll были бы зачтены в качестве доказательств без какого-либо независимого анализа/проверки со стороны властей. Причина очевидна — Kroll не является следственным органом, и принятие его выводов за чистую монету фактически означает, что он проводит расследование от имени властей. Это просто неприемлемо».

В декабре 2023 года Матей Дохотару был допрошен юридической командой Шора в США после успешного судебного разбирательства. В ходе допроса он уже не смог подтвердить свою осведомленность о предполагаемых доказательствах, которые он предоставил против Шора в 2017 году. Об этом сообщила американская пресса после допроса Дохотару в суде округа Колумбия в США.

В своем обзоре доказательств против Шора Уэддл ставит под сомнение доказательства, на основании которых Суд принимал свои решения, заявляя, что: «Поскольку критические части решения Апелляционного суда опирались на некомпетентных свидетелей, которые предоставили просто слухи в виде не подлежавших конфронтации и перекрестной проверке доказательств и показаний, оно не соответствует фундаментальным принципам, которые обеспечивают надежность в соответствии с принципами американской системы правосудия», и что «ни решение Апелляционного суда Молдовы, ни его аргументация не должны рассматриваться как надежная основа для того, чтобы американские учреждения делали выводы о Шоре и его поведении».

Со своей стороны, Мэтью Хок пришел к выводу, что «в ходе расследования дела Шора правительством Молдовы были допущены существенные нарушения» и что «молдавские власти не предприняли некоторых элементарных, по сути, основанных на здравом смысле шагов для проверки достоверности и силы ключевых доказательств, которые были представлены суду, включая информацию, предоставленную сторонней частной консультационной фирмой, которая провела оценку специально для целей внутренней проверки, и оправдательный характер добровольных заявлений обвиняемого».

Дело против Илана Шора все еще находится на рассмотрении в Верховном суде Молдовы. Ссылаясь на показания против Илана Шора, которые отозвал бывший сотрудник Нацбанка Матей Дохотару, глава Антикоррупционной прокуратуры Вероника Драгалин заявила лишь, что разговаривала с его адвокатами в США и что заявления адвокатов, сделанные здесь в отношении Илана Шора, неверны, отказавшись более детально обсуждать эту тему.

Она лишь отметила, что прокуратура уверена в доказательствах по делу о банковских мошенничествах.

Сейчас читают

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ